Москва, Оружейный переулок, 43

3 декабря 2018 13:55

Вера Кунельская: «Медицина оказалась самым интересным делом в мире»

поделиться
Оценить
Спасибо, ваш голос принят!
в избранное
В этом году доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник НИКИО им. Л. И. Свержевского Вера Яковлевна Кунельская отпраздновала юбилей – 90 лет. Она делится с нами ценными наблюдениями о жизни, медицинских династиях, призвании и профессии врача.

 – Расскажите о ваших первых шагах в медицине.
 – Сама я из медицинской среды, моя мать была врачом-фтизиатром. С детства для меня медицина была как открытая книга: дома постоянно велись разговоры, обсуждения... Но сама я тогда больше всего увлекалась литературой и хотела быть писательницей. Школу окончила с медалью; в те годы медалистов принимали в любой институт без экзаменов, так что у меня был богатый выбор. Но тут за меня решили обстоятельства: поступление в вуз пришлось на послевоенный, голодный 1946 год. Мама растила нас (меня и брата) одна (отец был репрессирован в 1938 году), только что с фронта вернулся брат-студент на костылях… Писательский труд не мог бы нас прокормить, а труд врача был всегда востребован.
И знаете, мне совершенно не понравилось учиться на врача. На первом курсе учеба в медицинском (это был 1-й Московский медицинский институт) – сплошная зубрежка, рутина, очень было скучно. Радовали только общие предметы, которые я в школе не любила: физика, химия. А уж анатомия, латынь – все это мне было совершенно неинтересно. К тому же группа, в которой я училась, состояла по большей части из мальчиков, которые только пришли с фронта: после службы в военных госпиталях их принимали в медицинский без экзаменов. Нам было сложно найти общий язык: за последние 4 года они насмотрелись многого, но практически ничего не читали и не очень задумывались о призвании. В общем, сдав сессию и окончив 1-й курс, я решила уйти из медицины. Вернулась к мечте стать писателем, поступила на редакционно-издательское дело. И тут – роковое препятствие: меня зачислили в июне, учеба начиналась в сентябре, а в течение двух летних месяцев я оказалась без продовольственных карточек! Фактически без средств к существованию. Мама моя была на тот момент мобилизована, а прожить с братом на один комплект карточек мы бы не смогли. Сейчас и не знаешь, как рассказать молодому поколению, что это такое – отоваривание карточек, норма в 400 г хлеба… И вот нужда заставила меня вернуться в медицинский. С трудом меня взяли назад. И я осталась в медицине. 

– А как вы выбрали оториноларингологию?
 – На 3-м или 4-м курсе я сама тяжело болела ангиной, и мама вызвала ко мне замечательного лор-врача, своего друга. Он произвел на меня неизгладимое впечатление и как врач, и как человек. Очарованная, я решила пойти по его стопам.
И наукой я стала заниматься тоже совершенно случайно, и тоже здесь велика роль личностей, за которыми захотелось пойти. Естественно, история моей семьи не позволяла надеяться на аспирантуру после окончания вуза. По распределению меня направили врачом-оториноларингологом в Казахстан, в туберкулезный санаторий на озере Боровое. Благодаря маме я знала о туберкулезе практически все; в те годы особенно серьезной проблемой был туберкулез гортани. Вернувшись спустя 2 года в Москву, я работала в районной поликлинике, и это снова было очень скучно. Там работа лор-врача – только предположить или поставить диагноз, а настоящее лечение начинается в стационаре, где можно радикально вылечить многие заболевания, прооперировать носовую перегородку, справиться с хроническим тонзиллитом… А чтобы работать в стационаре, нужно было пройти ординатуру в клинике. Я много раз подавала документы, но меня никуда не брали, несмотря на большой клинический опыт: к тому моменту, кроме всего прочего, у меня уже были маленькие дети.
И вот мне снова дико повезло: взяли в ординатуру в Первую Градскую больницу, о которой я даже не помышляла (ординатуру после Первого медицинского обычно проходили в Пироговке, а Первая Градская была клиникой Второго меда). Потом стало ясно, почему меня взяли: работая в поликлинике, я старалась развиваться в профессии, ездила по лекциям и научным конференциям, и на одной из лекций меня заметила врач-ординатор Первой Градской, сотрудник Горздрава. Она искала себе помощника, этим помощником стала я. К тому же выяснилось, что у нас обеих дочерям нет еще и года (впоследствии они подружились, вместе поступили в медвуз и сейчас являются ведущими профессорами, оториноларингологами в Москве). 
И тут снова судьбоносная встреча. В Первой Градской тогда заведовал лор-клиникой академик РАМН, лауреат всех возможных государственных премий, профессор Борис Сергеевич Преображенский – блестящий врач и ученый, светило того времени, при этом очень обаятельный, яркий человек, настоящий интеллигент, прекрасный лектор и собеседник. Пообщавшись с ним, я очень захотела не только стать настоящим лор-врачом, но и ученым. Так, буквально чудом, для меня открылась возможность заниматься научной деятельностью.
Тему исследования мне подсказал мой наставник Борис Сергеевич. Он был в курсе всей мировой науки. И вот он случайно читает в каком-то журнале о враче, который нашел в ухе у пациента грибок. И мне предлагается поисковая тема научного исследования: могут ли микозы быть причиной воспалительного процесса в ухе? Мне тогда, во-первых, очень хотелось продолжить заниматься наукой, а во-вторых, остаться под началом Б. С. Преображенского, и я согласилась проверить, возможны ли такие случаи. Вот так из-за этой маленькой статьи, которая случайно попалась на глаза неравнодушному профессору, открылась новая страница моей практики. 
Микология – отрасль медицины, которую лор-врачи не очень хорошо знают. Мне потребовалась консультация специалистов по грибковым заболеваниям. Ими стали профессор А. М. Ариевич, в те времена – главный миколог в МЗ СССР, и ученый микробиолог З. Г. Степанищева. 
Получилось, что у меня были очень сильные консультанты и со стороны оториноларингологии, и со стороны микологии и микробиологии. А руководителя как такового практически не было, потому что не было на тот момент специалиста, который совмещал в себе эти два мира – оториноларингологию и микологию. Мне нужно было самостоятельно совместить две отрасли знаний. Для этого я прошла обучение по микробиологии на биофаке МГУ, фактически окончила два курса. В результате по грибковым заболеваниям я знала уже очень много – и благодаря этому смогла стать ведущим специалистом не просто по грибковым заболеваниям уха, но и в целом по микозам лор-органов. Дальше я стала писать книги на эту тему, защитила докторскую диссертацию по тому же направлению, у меня появились ученики, которые продолжают и углубляют изучение грибковой патологии верхних дыхательных путей и уха. 
А все благодаря той статье, которая случайно попалась на глаза чуткому профессору Преображенскому. 

– Врач – сложная профессия?
– Сейчас я убеждена: нет профессии более интересной, чем профессия врача. Но врач – это очень тяжелая работа. И интересно будет только тогда, когда приложишь для этого достаточно усилий. Одно время я работала в Первой Градской на правах дежуранта. Ставка – 10 дежурств в месяц, постоянные бессонные ночи и совершенно любые клинические случаи. Там я научилась работать без ассистента, делать все виды экстренных лор-операций, включая коникотомию и трахеостомию, работать с умирающими… Это очень тяжелая работа: ты целые сутки не спишь, следующие сутки думаешь о тех, кого прооперировал этой ночью, тебя постоянно могут к ним вызвать, ты не перестаешь быть врачом и дома, ни на минуту. Это такая обратная сторона работы врача и научного сотрудника. И все-таки теперь я считаю, что работа дежуранта – это не для женщины, особенно, если она растит детей. 
Последние достижения и технологии много дали медицинской науке. Я тоже осваиваю новые приемы и техники: вот у меня в кабинете стоит современный микроскоп. Раньше, чтобы разглядеть очаги инфекции, зачастую нужна была операция. А теперь я могу те же микозы разглядеть на первичном приеме, могу в амбулаторном режиме удалить очаг инфекции. Появились лекарственные средства, особенно противогрибковые, которые могут быстро помочь в очень серьезных случаях. 

– Дети тоже пошли по вашим стопам?
– Наша жизнь была очень непростой. Мне приходилось работать по совместительству в двух клиниках – в Первой Градской и на Соколиной горе, в перерывах продолжать заниматься наукой. И все это при достаточно скромных материальных средствах. Такой жизни я своим детям не желала. Старшая дочь интересовалась медициной, и, как мне кажется, у нее были все задатки, чтобы стать превосходным врачом, но я сказала ей не идти учиться в мед. Думаю, если бы она очень мечтала о карьере врача, я бы и уступила, но она, как все дети, колебалась, не знала точно, чего хочет. У нас в семье авторитет родительского слова непререкаем; она послушалась меня и поступила на химфак.  А вот когда подросла моя младшая дочь (теперь профессор Наталья Леонидовна Кунельская), я уже не думала, что медицина – слишком тяжкий труд. Я защитила диссертации, работала в научном институте имени Свержевского, где работаю и по сей день. И тогда я убедилась, что медицина – самое интересное занятие, которое только может выбрать для себя человек. И когда младшая дочь изъявила желание стать врачом, я не стала ее отговаривать, а наоборот, была готова предложить ей всякую поддержку. А вот внуки мои, к сожалению, в медицину не пошли, хотя я бы этого хотела. Может быть, у кого-то из правнуков проявятся наши гены, и потянет заниматься медициной?! Зато один правнук осуществил мою мечту юности: поступил на филологический факультет, стал лауреатом всероссийской олимпиады, сейчас планирует стать писателем.  Свои знания можно передать не только через гены. У меня много учеников, и все они стали очень хорошими врачами. А хороший врач – это тот, кто умеет в реальной ситуации полностью использовать все свои профессиональные знания. Еще главные свойства хорошего доктора – трудоспособность, выносливость, умение любить больного, относиться к нему, как к родственнику. А для этого нужно, чтобы он был тебе интересен. А интересен он будет совершенно точно, если ты еще и хотя бы немного ученый. MMC

Автор: Александра Чканикова

поделиться
Оценить
Спасибо, ваш голос принят!
В избранное
Главный научный сотрудник НИКИО им. Л. И. Свержевского