Москва, Оружейный переулок, 43

26 ноября 2018 13:40

Людмила Будкевич: «Лечение ожогов у детей имеет свои особенности»

поделиться
Оценить
Спасибо, ваш голос принят!
в избранное
Ожоговый центр ДГКБ им. Г. Н. Сперанского ДЗМ в этом году отмечает 50-летний юбилей. Здесь спасают жизнь детям с тяжелыми термическими травмами не только из Москвы, но и из других регионов страны. О том, как организована работа центра, и о своих маленьких пациентах рассказала руководитель Ожогового центра, заведующая ожоговым отделением для детей грудного возраста, профессор Людмила Будкевич.

– Людмила Иасоновна, с чего все начиналось и что представляет собой центр сейчас?
– Первые ожоговые койки появились в нашей больнице в 1968 году. Десять лет спустя, в 1978 году, был издан совместный приказ Министерства здравоохранения СССР и Всесоюзного детского фонда имени В. И. Ленина о создании Всесоюзного детского ожогового центра. 
Лечение пациентов с ожоговой травмой – это всегда комплекс мероприятий и совместный труд большого врачебного коллектива: реаниматологов, анестезиологов, хирургов, нутрициологов, гастроэнтерологов, реабилитологов. Порой с одним ребенком одновременно работают 10 и более специалистов. Но только такой мультидисциплинарный подход дает реальные результаты, помогает спасать жизнь нашим маленьким пациентам.
 Сегодня в нашем ожоговом центре насчитывается 45 коек, располагающихся в двух отделениях. Мы единственные в стране и, пожалуй, в мире, где имеется отделение для детей грудного возраста, оно рассчитано на 25 коек. Второе отделение (на 20 коек) – для детей от 3 до 18 лет. Кроме того, в структуре центра создано отделение реконструктивной пластической хирургии, где лечатся пострадавшие с последствиями тяжелой ожоговой травмы. Также в отделении реанимации и интенсивной терапии нашей клиники имеется 6 коек для оказания специализированной медицинской помощи пациентам с тяжелыми ожогами и их последствиями. После выписки дети наблюдаются в консультативно-диагностическом центре больницы. Ежегодно у нас проходят лечение около 3 тысяч детей. 

– С какими видами ожогов чаще всего вам приходится сталкиваться?
– В основном с термическими ожогами. В 85 % случаев – это горячая жидкость. На втором месте – поражения пламенем и электрическим током. В подавляющем большинстве случаев такие ожоги (большинство наших пациентов – дети первых 3 лет жизни) – результат недосмотра родителей. Нередки случаи термаингаляционных поражений, когда страдает не только кожа, но и дыхательные пути. Среди подростков превалируют термические ожоги, электротравмы и механические повреждения. В группе риска – так называемые зацеперы. Они катаются на крышах пригородных поездов, рискуя получить не только электроожоги, но и механические травмы. Недавно к ним добавились другие поклонники экстрима – паркурщики, которые прыгают по крышам, взбираются на стены без всяких приспособлений и страховки. Нередко такие подростки попадают к нам в центр с очень тяжелыми травмами, и их тоже приходится лечить. Дело в том, что процесс заживления ран при травмах один и тот же, независимо от фактора воздействия, поэтому при их лечении используются универсальные методики. К нам также поступают дети, пострадавшие в результате ДТП и других несчастных случаев, которые сопровождаются повреждением мягких тканей.
Безусловно, лечение ожогов у детей имеет свои особенности. Прежде всего необходимо учитывать анатомо-физиологические особенности растущего организма. В детской практике применяется совершенно другая тактика оперативного лечения, период реабилитации протекает совсем по-другому, чем у взрослых. В силу возраста маленькие дети сопротивляются лечению, им нельзя что-то объяснить и убедить в необходимости врачебных манипуляций. Кроме того, у малышей свои дозировки лекарственных препаратов, схемы инфузионной терапии, особенности лечебного питания. И все эти аспекты надо учитывать, выстраивая терапевтические стратегии.
Комбустиология – наука о лечении ожогов и их осложнений. Она постоянно развивается. В своей практике мы используем самые передовые методики, которые позволяют сделать лечение более эффективным и комфортным, сократить восстановительный период и вернуть детей в социум. В этом плане теперь гораздо больше возможностей, чем было еще 20–30 лет назад. 

– Расскажите об этом подробнее.
Какие инновационные технологии применяются в клинической практике? – Мы одними из первых в стране стали применять раннюю некрэктомию. До этого восстановление кожного покрова проводилось лишь на 25–28-е сутки. К тому моменту у многих детей с глубокими ожогами развивались пневмония, сепсис или их сочетание, и они погибали, так и не дождавшись оперативного лечения. Применение этой методики в ранние сроки, в первые 3–7 дней после травмы, позволяет минимизировать инфекционные осложнения, улучшить исходы заболевания и в разы снизить летальность от ожоговых травм. Сегодня она составляет не более 0,1 %.
При обширных ожоговых ранах, когда поражение занимает более 50 % поверхности тела, у больных имеется дефицит донорских участков своей собственной кожи. В мире разработаны те или иные методики, связанные с культивированием клеток, мы также используем их у своих пациентов. Совместно с коллегами из института хирургии им. А. В. Вишневского в 1992–2004 гг. пролечили более 200 детей с глубокими ожогами по разработанной ими методике с использованием культивированных аллофибробластов. 
Несколько лет назад апробировали технологию Re Cell. Она была предложена австралийскими учеными. Ее суть заключается в следующем: у пострадавшего берется небольшой кусок кожи, и с помощью специальных реактивов готовится суспензия из кератиноцитов и фибробластов. Затем она наносится на предварительно очищенную от мертвых тканей раневую поверхность. Клетки размножаются на ране и закрывают дефект, восстанавливая кожный покров практически без рубцов. С помощью такой методики мы прооперировали 25 человек. Похожую технологию разработали наши коллеги из ожогового центра Приволжского медицинского исследовательского университета. 
университета. Впервые в педиатрической практике мы применили такую современную технологию, как терапия отрицательным давлением. Использование вакуумных аппаратов и современных перевязочных средств, создающих в ране влажную среду, ускоряет процесс очищения поврежденной ткани и ее подготовку к кожной пластике. Кроме того, широко используем гидрохирургический скальпель, позволяющий под большим напором струи воды иссекать верхний слой грануляций, содержащий патогенную микрофлору и омертвевшие ткани. В отличие от обычного скальпеля, водяной «нож» не затрагивает здоровые ткани и работает почти бескровно. 
В 2016 году ряд сотрудников клиники стали лауреатами премии правительства Москвы за разработку и внедрение в практическое здравоохранение инновационных методов и технологий оказания медицинской помощи детям с термическими поражениями. Я считаю, что это заслуга всего нашего коллектива.

– Ожоговые травмы доставляют не только физические, но и моральные страдания ребенку. Проводятся ли в вашем центре реконструктивно-пластические операции?
– Действительно, последствия таких травм сказываются на психологическом и эмоциональном состоянии детей, и, конечно, мы стараемся им помочь в этом плане. Наши хирурги выполняют более 10 различных видов оперативных вмешательств, включая иссечение рубцов, ликвидацию деформаций, контрактур, улучшение функций мелких и крупных суставов. Кроме того, у нас выполняются физиотерапевтические процедуры. В результате улучшается внешний вид рубца, его цвет, он становится более эластичным и менее заметным. Еще одна инновационная методика – микронидлинг, когда при помощи специальных катков с тонкими металлическими иголками снимается верхний слой рубцовой ткани. Также используются такие технологии, как ригототомия и липофилинг. Эти методики позволяют ликвидировать перетяжки в области рубцовой ткани. В образовавшиеся полости вводятся жировые клетки, взятые у пациента. Таким образом, изменяется рельефность ткани в том месте, где имеется рубец, и поверхность кожи выравнивается. Но, конечно, таким детям нужна и психологическая поддержка. В нашем центре работают психологи и арт-терапевты из благотворительного фонда «Детская больница». В 2017 году фонд выиграл грант президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленный Фондом президентских грантов на реализацию проекта «Социальная интеграция детей с тяжелой ожоговой травмой». Дважды в год специалисты этого фонда организуют лагерь отдыха для наших пациентов. Там они не только отдыхают, но и проходят комплекс реабилитационных мероприятий, участвуют в специальных образовательных программах. Так что мы не теряем из виду своих пациентов даже после того, как они заканчивают лечение. MMC

Автор: Ирина Степанова

поделиться
Оценить
Спасибо, ваш голос принят!
В избранное
доктор медицинских наук, профессор, врач-детский хирург, Заведующая ожоговым отделением №2 и Ожоговым центром ДГКБ №9 им. Г.Н. Сперанского